ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА ИСТОРИЯ БЕЛАРУСЬ СОВРЕМЕННОСТЬ ИКОНОПИСЬ КОНТАКТЫ

«…По попущению божию умножися в нашей руской земли иконнаго письма неподобнаго изуграфы . Пишут от чина меньшаго, а велиции власти соблаговаляют им, и вси грядут в пропасть погибели, друг за другом уцепившися, по писанному: слепый слепца водяй,оба в яму впадутся, понеже в  нощи неведения шатаются; …»

Протопоп Аввакум, беседа четвертая (об иконном писании)

(Материал взят с сайта www.samstar.ru)

МЕДНОЕ ЛИТЬЁ. ЛИТЫЕ КРЕСТЫ И ИКОНЫ

Винокурова Э.П., Молчанова О.В., Петрова. Медная пластика Выга.

Среди художественных мастерских Выга важное место занимала "медница". Основанная в 1719 г., она бесперебойно работала на протяжении всей истории общежительства. По преданию, идущему "от отец", медное дело начиналось на Выгу с устроением самой обители в конце XVII в. Уставные правила, регламентирующие скитскую жизнь и включающие специальную главу "О меднице", тогда еще не были сформулированы. Существовала боязнь доносов, что подвигало первых мастеров-одиночек к тайному промыслу.

 

Икона "Св. Парасковия Пятница".   Выг (?), Поморье (?), XIX в.  Икона "Св. Георгий". Выг (?)Поморье (?), XIX в.

Отливали миниатюрные образки и иконки, которые можно было в случае внезапной ревизии унести на себе,  спрятав  в   карманах. Позже, в 1730 - 1740-е годы, в числе выговских медников, которые "льют створы", будут названы новгородцы: посадский человек Василий Евстратов с племянником своим и посадский же человек Василий Петров сын Лобков, а также некто Горбун, мастера Мартынов, Михайлов. Имена же первых литейных художников остались нам неизвестны. Но значение их велико   -   они   заложили   базу   для   создания   в обители художественной традиции медного литья. В конце XVII — начале XVIII в. на Выгу появились литейные модели - матрицы для отливания икон и створ. Попадали они сюда разными путями. Братья Денисовы, разъезжая по хозяйственным нуждам, приобретали "обменом, покупкой, через подарки" старинные иконы, книги и множество напрестольных крестов.

 

Складень четырехстворчатый "Двунадесятые праздники и поклонение иконам Богоматери". Выг, вторая половина XVIII в.

 

О существовании у братии меднолитых крестов и створ узнаем из завещания Петра Прокопьева 1719 г.: "...Анастасии Даниловне створы медные мои... на Лексы крест медный с затворцами, на затворцах архангелы, то сестры моей Февронии". Все эти кресты, иконы, створы могли послужить образцами для первых собственных литых изделий. Часть матриц заказали московским профессиональным мастерам,   другие   сделали   сами.

 

Источники поступления металла тоже были весьма разнообразны. Казна пополнялась "большими сборами" от купцов  - сторонников "древлего благочестия", от покровителей и сочувствующих. Медь и железо в слитках   получали   от   А.Н.Демидова   с   Урала   и   от других горных промышленников. Кроме того, насельники пустыни были опытными рудознатцами. В отличие от большинства местных старателей, которые сохраняли в тайне месторождения, а при устройстве государственных заводов чинили препятствия налаживанию дела, выговцы поставили свои знания на службу государству. В 1705 г. они обратились к Петру I с предложением своих услуг по работе на Олонецких металлолитейных заводах, в обмен просили не тревожить их общежительство. Просьба была удовлетворена: "...Определены мы... быть у прииску железных руд. И находя оныя поднимать... За то радение написано: будете почтены от   царского   величества   честию".

 

Во главе всего металлургического производства Олонецких заводов стоял горный инженер Вилим Геннин, который высоко оценивал достижения выговцев-рудознатцев. Андрей Денисов поддерживал с ним деловые связи. Через посредничество Геннина можно было получать с заводов готовую медь. Надо думать, он же способствовал оборудованию медницы, профессиональному обучению поселенцев литейному мастерству. Не случайно особо тесные контакты с Генниным прослеживаются с 1714 по 1721 г., в период наиболее активного обустройства монастыря.

 

Так, в 1719 г. в пустыни были проведены значительные строительные работы, в том числе "поставиша мастерскую медную". Именно январем того же года датируется "ругательное" письмо-донос на Андрея Денисова, направленное Петру I анонимным автором с Олонецких заводов, о его якобы "злонамеренном" присутствии неотлучно при Вилиме Геннине. Не исключено, что столь подозрительная "неразлучность" инженера и киновиарха объясняется хлопотами Денисова по оснащению будущей медницы.

 

Мастерская продолжала действовать и в XIX в., но в иных условиях. Если в 1816 г. "медеплавильная о двух горнах фабрика с формовою избою для отлива-ния медных образов" еще фигурирует в описании строений Данилова монастыря, то в аналогичном описании 1854 г. она уже не упоминается.

 

С 1836 г. правительство начинает последовательно и систематически осуществлять комплекс мер по "искоренению раскола" на Выгу. Жизнь монастыря оказывается в тисках постоянного мелочного надзора. Медное литье, находившееся под запретом еще с указа 1722 г., тем более не могло производиться в условиях сыска и контроля. Выговцы вынуждены были искать другие способы продолжения доходного дела. Отливка "медных образов" из самой обители переходит во внеобщежительные села окрест и сосредоточивается в малодоступных скитах суземка. Например, известны Огорельский (или Огорелышский) и Кодозерский скиты, которые "в значительном количестве снабжали Данилов и Лексу медными иконами". Причем скитские мастерские, наряду с главной медницей, были устроены еще в XVIII в. В 1780-х годах медное производство в скитах носило уже вполне налаженный характер, а в 1840-х находилось в процветающем   состоянии.

 

Трудом многих поколений литейщиков на Выгу был достигнут высокий художественный уровень медного мастерства. Поморские художники восприняли традиции древнерусской медной пластики, сумев в то же время создать новые, отличные от древних, формы изделий, иные сюжетные композиции, особые иконографические типы. Они применяли оригинальные   приемы   декорировки,   орнаментики,   использовали  цветные   эмали,   золочение.   Все   это   придавало изделиям   особую   привлекательность   и   самобытность.

 

На Русском Севере именно Выг стал хранителем и продолжателем лучших художественных традиций древнерусской мелкой пластики. Литые иконы XVIII - XIX вв. - яркое и оригинальное явление в христианском искусстве России. Они органически связаны рядом композиционных и иконографических особенностей с прикладными изделиями новгородского круга XV - XVI вв. и московскими памятниками XVII столетия.

 

Выговское литье (помимо икон, крестов и складней здесь отливали чернильницы, пуговицы, застежки и накладки для книг) - составная часть более широкого явления  - поморского литья. (Определение "поморское" относилось к значительной территории и распространяется на произведения, созданные в регионе Беломорского побережья в XVIII - XIX вв.)

 

Необходимость обеспечения старообрядцев беспоповского поморского согласия "чистыми" образцами для моления вызвала к жизни массовое производство меднолитых икон. В первой половине XVIII в., с освоением залежей медных руд на Урале, медное дело в России переживало подъем, что в известной степени способствовало расцвету выговского промысла. Другие центры культового литья, находясь в тот период в состоянии упадка, ориентируются на произведения мастерской Выговского общежительства, копируя и сознательно стилизуя свои изделия "под Выг".

 

Контроль за работой медницы осуществляли настоятели обители — люди высокообразованные и обладавшие незаурядным художественным вкусом. Это не позволило выговскому литью выродиться в малопрофессиональное ремесленное производство, слиться с возникавшими в округе крестьянскими мастерскими, Источником вдохновения при выборе иконографических образцов и приемов декорировки служили литургическая литература и искусство дониконовского периода.

 

Изделия выговских мастеров отличают качественный материал и высокая технология. Устойчивые к механическим повреждениям, литые иконы были практичны в быту, разъездах и скитаниях. Литые иконы выговской медницы широко расходились по всей России. Помимо беспоповцев, они бытовали у старообрядцев других согласий, проникали в среду приверженцев ортодоксальной церкви, что способствовало   процветанию   промысла.

На Выгу изготавливались культовые предметы трех основных видов: складни, иконы, кресты. Значительную часть изделий составляет группа памятников с едиными стилистическо-иконографическими признаками. В нее входят два типа больших створ с "Двунадесятыми праздниками", малые трехстворчатые складни с изображением праздников и множество образков — вариантов клейм из "Двунадесятых праздников".

Складень четырехстворчатый "Двунадесятые праздники и поклонение иконам Богоматери" (оборотная сторона). Выг, 1717 г.

Четырехстворчатый складень с килевидным оглавием в сложенном виде по форме и весу напоминает утюг (таково его простонародное название). В раскрытом варианте - это целый иконостас, собранный из 20 икон-клейм, посвященных двунадесятым праздникам и сюжетам поклонения чудотворным иконам Богоматери.

Складень четырехстворчатый "Двунадесятые праздники и поклонение иконам Богоматери" (оборотная сторона, створы вторая и третья). Выг, 1751 г.

 

 Уникальны два подписных датированных складня: один - 1717 г., самый ранний из известных аналогичных памятников; другой - 1751 г. 

Складень четырехстворчатый "Двунадесятые праздники и поклонение иконам Богоматери" . Выг, 1717 г.

 Интересно, что в отделке оборотной стороны первого из них применены все способы и приемы художественной обработки, характерные для выговских изделий: литой рельеф, гравировка, серебрение, золочение лицевой стороны и - фрагментарно - оборота. В сложенном виде створы складня имеют вид своеобразных книжных заставок. Преобладающий в декоре растительный мотив в виде побегов, плодов, листьев, переплетающихся стеблей, головок птиц близок к орнаментам старопечатных изданий и гравированных листов второй половины XVII в.

Складень четырехстворчатый "Двунадесятые праздники" в полусложенном виде: первая створа - лицевая, третья - оборотная.. Выг, середина - вторая половина XVIII в.

 Трехстворчатые складни представляют собой упрощенный вариант четырехстворчатых: без оглавия и богородичной створы, с двенадцатью клеймами на сюжеты двунадесятых праздников. Клейма на створах воспроизводятся в том же порядке, что и на створах-квадриптихах.

Складень трехстворчатый "Поклонение иконе Богоматери Тихвинской. Воскресение. Рождество". Выг, первая половина - середина XVIII в. 

 К наиболее ранним малым трехстворчатым складням относятся тонкого литья посеребренные створы с гравированным изображением Голгофы на обороте        (Кат. Na 4).

Cкладень трехстворчатый "Успение. Вознесение. Богоявление". Выг, середина XVIII в.

 Декор складней, составленных из трех икон-клейм  - "Успение", "Вознесение" и "Богоявление", дополняет эмаль.

Икона "Поклонение иконе Богоматери Тихвинской". Выг (?), XVIII в.

Икона "Богоматерь Тихвинская", врезанная в доску. Выг, XIX в. 

 Многие клейма большого складня отливались в виде отдельных иконок.

 Даже фрагменты клейм cлужили моделью самостоятельных отливок или включались в другие композиции.

Складень трехстворчатый "Распятие. Троица. Богоматерь Знамение" (в полусложенном виде: первая створа - оборотная, третья - лицевая). Выг, вторая половина XVIII в.

 На Выгу известен и другой состав изображений. Их источником послужили композиции древнерусских панагий - небольших складней, первоначально изготовлявшихся из драгоценных металлов в технике литья и художественной скани, а также резьбы и гравировки.

Складень двухстворчатый "Троица. Богоматерь Знамение". Выг, вторая половина XVIII в.

 Многие выговские отливки несут в буквальном и переносном смысле отпечаток этих техник. Именно для выговского производства характерно точное воспроизведение гравировальной техники в литье. По преданию, в качестве материала для литейных форм использовался березовый  гриб.

Складень трехстворчатый "Малый Деисус". Выг, первая половина - середина XVIII в.

 

 Основная тема большинства композиций - моление. Это и "Малый Деисус" на трехстворчатых складнях, где каждая створа с отдельно изображенным на ней святым - самостоятельная иконка;

Складень трехстворчатый "Деисус с предстоящими". Выг, XVIII в.

 и "Деисус с предстоящими", по числу изображенных святых получивший название "девятки".

Складень трехстворчатый "Деисус с предстоящими". Выг, XIX в.

Этот вид складня с деисусной композицией святоотеческого типа и изображением на одной из створ основателей Соловецкого монастыря святых Зосимы и Савватия стал своеобразной визитной карточкой Выговской пустыни. В нем нашла отражение преемственность Выга по отношению к Соловкам в тот период, когда закладывались основы идеологии  и жизненного уклада поморского согласия.

Складень трехстворчатый "Св.Никола с предстоящими. Богоматерь всех скорбящих радость. Св. Кирик и Улита и избранные святые". Выг (?), Поморье (?), XIX в.

 Молящимися также изображены святые в популярной композиции "Св.Кирик и Улита и избранные святые".

Крест киотный "Распятие с предстощими". Выг (?), XIX в.

 На Выгу изготавливались и восьмиконечные кресты — киотные и большие напрестольные, с изображением Распятия на  фоне   панорамы   Иерусалима.   В   их   оглавии обязательно изображение Спаса   Нерукотворного а на перекладине - единственно чтимой в поморском согласии "титлы": "Царь Славы Исус Христос Сын Божий".

 В больших количествах из меди и серебра отливались  нательные кресты, или кресты-тельники. Они  изготавливались разных размеров: для мальчиков и  девочек, мужчин и женщин. В старообрядческой  среде получили распространение тельники глухой  восьмиконечной формы, со стилизованным растительным орнаментом по контуру, схематичным  изображением Голгофы на лицевой стороне и текстом  молитвы кресту - на оборотной. 

Икона "Воскресение", врезанная в доску, с предстоящими св.Марией и св.Димитрием. Выг, конец XVIII в.

12 икон ("Покров Пресвятой Богородицы", поклонение иконам Богоматери и избранные свтые), врезанных в доску. Выг, XIX в.

Особую группу составляют комбинированные изделия - литые иконы, врезанные в доску. Их композиционный центр - меднолитой образ, а доска  (обычно с декоративной росписью) выступает в  качестве оклада.

 Для культового  предмета традиционно иное сочетание материалов  (деревянная икона в металлическом окладе), здесь  же соотношение между ними переосмысливается в  пользу "металлического образа" - как более долговечного. Такое восприятие произведений металлопластики наиболее характерно для старообрядческой  среды. Медные иконки укреплялись на могильных  крестах, над входом в дома и хозяйственные постройки.

Складень трехстворчатый "Богоматерь Тихвинская. Спас Нерукотворный. Св. Сергий и Варлаам". Выг, первая половина XVIII в.

 Раннее выговское литье, выпускавшееся, видимо,  небольшими сериями, отличается художественной  отделкой оборотной поверхности. Единственным  украшением легковесных тонкого литья миниатюрных  створ с гладкой поверхностью является серебрение.

Складень трехстворчатый "Поклонение иконе Богоматери Тихвинской. Воскресение. Рождество" (оборотная сторона). Выг, первая половина - середина XVIII в.  

 Иногда посеребренный оборот трехстворчатого складня с сюжетами из двунадесятых  праздников дополняет гравировка. Возможно, створы  с выполненными от руки резными изображениями  изготавливались на заказ.

Складень трехстворчатый "Деисус с предстоящими" (оборотная сторона). Выг, XVIII в.

 Оригинальным  плоскорельефным литым орнаментом, полностью  заполняющим оборот трех створ, отличаются два  безэмальных складня "Деисус с предстоящими" (Кат.  Ny 24, 50). Схематизированный растительный узор с  центральным мотивом в виде сложносоставленных  розеток, отлитый без доработки резцом, производит  впечатление гравированного и имеет сходство со  старопечатным   орнаментом.

  Декоративное оформление меднолитых памятников  выговской школы глубоко символично. Нарядность,  создаваемая сиянием позолоты и серебрения, обилием  полихромной эмалевой гаммы, орнаментальным  рельефом с изображением растительных мотивов,  цветов и птиц, настраивала на радостное миро- и  богоощущение, не затмевая главного - сакрального  содержания   медной   иконы.


 
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА ИСТОРИЯ БЕЛАРУСЬ СОВРЕМЕННОСТЬ ИКОНОПИСЬ КОНТАКТЫ
>